Воскресенье, 20.08.2017, 06:17
 
ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 116 из 132«12114115116117118131132»
Модератор форума: JamesAD, 0legator, bobrees 
Форум » Общение на разные темы » Прочее » Новости из СМИ (Интересные статьи, обзоры, комментарии, события и т.п.)
Новости из СМИ
sbsДата: Вторник, 29.11.2016, 15:36 | Сообщение # 1726
Ветеран
Группа: Проверенные
Сообщений: 4495
Репутация: 452
Статус: Оффлайн
Цель – обеспечить доступ населения к ресурсу

Игорь БЫСТРОВ, Заместитель председателя правительства Сахалинской области
«Сахалинский эксперимент» в прибрежном рыболовстве вызвал большой резонанс. О реализации предложений, с которыми губернатор Олег Кожемяко обратился к руководству страны, в начале ноября представители региона рассказали на Дальневосточном научно-промысловом совете.

Обсуждение получилось бурным – делегаты от других краев и областей активно интересовались опытом Сахалина. На каких принципах предоставляется доступ к ресурсу, как ведется учет, можно ли было пойти в рамках действующего законодательства иным путем? Звучали эти и другие вопросы. Союз рыбопромышленников Камчатки предложил распространить изменения, внесенные в правила рыболовства по сахалинской «шестимильке», на весь Дальний Восток.

Что же такое «сахалинский эксперимент»? Каковы его первые результаты? Как будет вестись дальнейшая работа? Об этом в интервью «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал заместитель председателя правительства Сахалинской области Игорь Быстров.

– Игорь Михайлович, давайте вернемся к истокам эксперимента. Как зародилась идея изменить условия работы рыбаков в шестимильной зоне? Почему власти Сахалинской области решили пойти на такие перемены?

– Эксперимент начался, в общем-то, с жалоб населения: «У моря живем, а рыбы не видим». Наши решения направлены на то, чтобы обеспечить права жителей региона и устранить этот парадокс. Работа пошла в нескольких направлениях. Это программа «три хвоста», позволяющая гражданину бесплатно поймать на удочку три экземпляра лосося в день в период путины. Это программа «Доступная рыба», задача которой – добиться снижения цены на продукцию из водных биоресурсов, обеспечить ею население муниципальных образований нашего региона.

В результате выяснилось, что прибрежный промысел на Сахалине, где проживает основная часть населения области, фактически «схлопнулся». Ежегодно в прибрежных водах самого крупного острова добывается порядка 80-100 тыс. тонн лосося и лишь 7-8 тыс. тонн – другие виды рыб, поставляемые на сахалинский берег. В основном это камбала и навага. Травяные креветки, крабы, корюшка на нашем рынке оставались абсолютно непонятным, «серым» сектором. То ли продукция любительского рыболовства, то ли откровенная «браконьерка». При этом цены сумасшедшие.

Мы решили пойти по пути расширения промысла. Выяснилось, что рыболовство в прибрежной зоне сдерживает ряд факторов. В первую очередь это не соответствующее состоянию водных биоресурсов и технологиям промысла нормативно-правовое регулирование.

Прежде всего я имею в виду существовавшие ограничения по прилову биоресурсов, для которых устанавливается общий допустимый улов, в 2%. В эту норму ничего не помещается. Раньше на Сахалине и термин такой был – лов разнорыбицы. На ее долю приходилось порядка 30% от всего объема добычи нашей области. Но затем мы перешли на моновидовой промысел, когда доступ к ресурсу предоставляется через договор о закреплении доли квоты добычи или договор пользования водными биоресурсами. И получается, что право на вылов не совпадает с объективным состоянием ресурсной базы, технологиями промысла. Поэтому мы решили добиваться увеличения прилова до 10% – это предложение на сегодняшний день уже реализовано. Изменения успели принести результат. На наших рынках представлена рыба, которая раньше просто выбрасывалась за борт. Выбросы сократились.

Но даже максимальный прилов в 10% не отвечает практике. Поэтому мы подготовили техническое задание и будем проводить аукцион среди рыбохозяйственных институтов, чтобы организовать исследование, позволяющие выяснить объективные показатели прилова. Такие, которые отвечают состоянию ресурсов. Причем по промысловым районам Сахалина, Курильских островов это абсолютно разные величины.

– Эти исследования – задача до конца года?

– В нынешнем году мы хотим разместить заказ на исследования, предполагаем, что на первом этапе это будет кабинетная работа – анализ промысловой статистики, которая уже есть. Несоответствие отдельных норм правил рыболовства реальной жизни настолько очевидно, что, на наш взгляд, имеется вполне достаточная база для того, чтобы принимать предварительные решения. Это позволит увеличить разрешенный процент прилова. Для перехода к многовидовому промыслу, разнорыбице, необходимо проводить уже более глобальные исследования.

В Крыму разрешенный прилов уже увеличен до 49% – на наш взгляд, это больше соответствует действительности. Но мы полагаем, что все-таки необходимо вернуться к старому термину – лов разнорыбицы. Да, должны быть ограничения по количеству судов, орудий лова, по сезонам, нельзя прилавливать определенные объекты – краба, креветку, лососей, но остальное, я считаю, вполне можно пускать в оборот. Регулировать промысловую нагрузку на морские экосистемы, отслеживая исключительно фискальные параметры (объем вылова и его производные), не везде рационально. Когда-то на промысле работало множество судов, обеспечивали население рыбой, снабжали зверопром Сахалинской области кормами. И никакого ущерба не возникало. «Олимпийка», ограниченная типами судов, акваториями и сроками, – перспективный инструмент активизации в прибрежном промысле.

Еще один важный момент – в рамках обновленных правил рыболовства для судов, работающих в шестимильной зоне нашего региона, предусмотрена возможность взвешивания улова и заполнения промыслового журнала в местах сдачи. Здесь тоже удалось убрать административный барьер, когда учет нужно было осуществлять непосредственно на борту.

– Ваш регион предлагает и новые механизмы принятия решений в сфере управления промыслом.

– Да, для управления рыболовством в шестимильной зоне можно воспользоваться механизмом, который сейчас применяется для организации добычи анадромных видов рыб.

Дело в том, что потребности управления промыслом и сохранения водных биоресурсов, в том числе обеспечение прослеживаемости уловов и продукции из них, требуют адекватных развитию промысловой ситуации и своевременных решений.

Региональные комиссии по анадромным – неоднозначно оцениваемый, но вполне внятный и рабочий механизм. Она состоит из представителей федеральных и региональных органов власти, науки, рыбацкого сообщества. На заседаниях порой разгораются жаркие споры, длительные дискуссии – но иначе нельзя. В целом инструмент себя хорошо показал. И в любом случае предусмотрено, что решения комиссии утверждаются территориальным управлением Росрыболовства – окончательное решение за федеральным органом власти.

Уже сейчас в Сахалинской области создана межведомственная комиссия по вопросам рыболовства в шестимильной зоне. Среди функций этого органа – выработка рекомендаций по установлению объемов вылова, сроков промысла, способов и орудий лова для добычи водных биоресурсов шестимильной зоны, в отношении которых не предусматривается ОДУ.

Нужно не бояться передавать полномочия в сфере регулирования рыболовства на региональный уровень. Мы могли бы организовывать, финансировать рыбохозяйственные исследования. Инфраструктура для прибрежного рыболовства – это тоже зона интересов субъекта Федерации.

Если говорить об индикаторах, то федеральный центр отвечает за увеличение вылова, за макроэкономические показатели. А для региона важно, как отражается законодательство на конкретном человеке, на территории. Как развивается переработка, которая обеспечивает поступление налоговых отчислений в бюджет, как растет заработная плата. Закрепление полномочий – не более чем закрепление ресурсов в определенной части акваторий за населением и бизнесом конкретных территорий. В этом смысл нашей работы в шестимильной зоне.

– Очень много вопросов возникло по той работе, которая в Сахалинской области ведется по спортивно-любительскому рыболовству.

– Здесь можно вспомнить опыт прошлых лет. По сути, с чего мы начинали? У нас в стране, как и во всем мире, существовала достаточно стройная схема организация любительского и спортивного рыболовства. Были установлены нормы вылова на человека. Они действовали и на Сахалине до 2006 года – столько-то корюшки, столько-то наваги. Велся лов и на рыбопромысловых участках, только тогда это были культурно-рыболовные хозяйства. И пользователи или владельцы участка занимались зарыблением водоема, мелиорацией, организовывали базы отдыха. И продавали путевки для желающих воспользоваться результатами этого труда.

Путевки – это 1976-1977 годы. Цикл постановлений об организации отдыха трудящихся, был упорядочен лов ценных пород рыб. И тогда эти лицензии выдавались государством – как сейчас во всем мире. Путевка, где указано, в каких местах гражданин может осуществлять лов. И при этом платил он не за пойманную рыбу, а за услугу.

Что произошло дальше? После изменения законодательства нарезали рыбопромысловых участков для организации спортивно-любительского рыболовства, стали продавать их на аукционах. Соответственно, предоставлять победителям торгов право продавать федеральную собственность на этих РПУ. То есть право на вылов ресурса, к которому этот предприниматель никакого отношения не имеет. Помимо того, что он выиграл участок.

Кроме того, несколько лет назад по всей стране был объявлен мораторий на распределение РПУ для спортивно-любительского рыболовства. Причиной послужила сложившаяся конфликтная ситуация. Создание условий для рыбалки на участках не стало общим правилом.

– Да, выяснилось тогда, что хозяйства на самом деле ничего не делают для организации культурного отдыха, а только взимают плату с желающих порыбачить.

– Точно так. В Сахалинской области создано более 40 участков для организации спортивно-любительского рыболовства, но они используются лишь для лицензионного лова лосося. Реализация закона была остановлена, как следствие, другие виды водных биоресурсов «выпали».

Вообще в рамках организации лова на участках акцент был сделан на то, что ловить можно конкретные виды водных биоресурсов – по которым дается прогноз. Все остальные объекты у нас «ушли». В 90-е – начале 2000-х значительная часть населения побережья работала на добыче этих видов – на тех же прибрежных крабах, креветках, гребешке. Сейчас вылов просто переместился далеко в море. Промышленники их на берегу практически не перерабатывают и на берег не доставляют. Нужно восполнять этот пробел.

Работу по любительскому рыболовству мы ведем в двух направлениях. Первое – добыча на водоемах общего пользования, которую граждане могут осуществлять свободно и бесплатно. Нормы вылова будут установлены рано или поздно. Здесь все понятно.

Лов по путевкам. Мы считаем, что осуществлять его только на рыбопромысловых участках – не совсем то, что требуется. Нужно вернуться к практике, которая была у нас в стране и продолжает существовать в мире. Человек получает путевку с указанием перечня мест, где можно реализовать свое право на вылов. Причем выдавать такой документ (фишкарту, путевку – назвать можно как угодно) должно государство.

Мы полагаем, что по значительной части объектов лова функции по оказанию услуги по выдаче фишкарт можно передать на уровень субъекта Федерации. Через муниципалитеты, МФЦ – можно найти способы, каким образом эту работу осуществлять. В конце концов, через лесников, которые есть у нас в каждом муниципальном образовании.

Еще один компонент – это коммерческое рыболовство под видом спортивно-любительского. В этом плане мы ведем очень серьезную работу с населением, организуем выездные встречи и т.д.

Осуществляется работа по объединению жителей рыбацких поселков в небольшие предприятия, артели, причем с ограничением применения наемного труда – в соответствии с законом о сельскохозяйственной кооперации, ведь речь идет о самозанятости населения. И здесь, на наш взгляд, необходим механизм закрепления ресурса – не за отдельными хозяйствующими субъектами, а за совокупностью – ассоциацией, кооперативом, поселением, общиной и т.п.

То есть спортивно-любительское рыболовство нужно разделить на две части. Первое – лов для удовольствия, в качестве отдыха. Нормы добычи для рыболовов будут установлены. Путевку, на мой взгляд, необходимо выдавать в двух форматах – государством и культурными рыболовными хозяйствами, которые занимаются воспроизводством биоресурсов.

Второе – это потребительское рыболовство, которое сейчас выпало из нормативного регулирования. Это добыча водных биоресурсов в целях самообеспечения домохозяйств с продажей излишков улова.

Почему родилось письмо к президенту? Чтобы ликвидировать имеющиеся разрывы. Если бы рыбопромысловые участки решали все проблемы, если бы за населением можно было закрепить ресурс, разве потребовались бы изменения? Сейчас стоит только зарегистрировать предприятие – вперед на торги, вперед за договорами.

Поэтому мы и попросили провести эксперимент на уровне Сахалинской области, чтобы на конкретной территории, в реальных условиях, а не в кабинете попробовать новые механизмы.

И самое главное – у нас уже есть результаты. Мы действительно на сегодняшний день получили на рынок приток рыбы из прилова, выбросы на промысле сократились. В прошлом году мы гордились, что рыбопромышленники просто раздали населению 40 тонн рыбы, в этом году – порядка 170 тонн лосося. Но при этом продано еще 467 тонн свежей и охлажденной рыбы и морепродуктов, причем той категории, которая раньше в торговле представлена не была – это живой краб, спизула, гребешок. На нашем рынке появились окуни – поставки из Невельского, Корсаковского районов.

Важнейшая задача – вывести уловы, которые добываются населением, из «серой» зоны. И люди на самом деле перестают бояться, выходят из тени. Здесь мы работаем одновременно по двум направлениям: приводить деятельность граждан в соответствие с законодательством и добиваться, чтобы правовая база отвечала практике.

Удалось достигнуть существенного увеличения ассортимента рыбы и морепродуктов в продаже – добавить полтора десятка новых объектов к нашему обычному рациону. Работаем над повышением доступности рыбных товаров. Сейчас стоит задача сделать более доступной свежую и охлажденную рыбу. Это другая культура производства. Мы «вытаскиваем» именно этот сегмент. Причем Олег Николаевич решил вопрос по поставкам не только свежей и охлажденной рыбы, но и мяса, птицы.

Есть еще один момент – ценообразование. Почему мы даем возможность рыбакам – и любителям, и промысловикам – реализовывать уловы напрямую? Потому что они продают без наценок, по себестоимости. Места для торговли мы предоставляем бесплатно. Получается достаточно серьезное удешевление. И как результат – люди стали есть больше рыбы.

У нас же туристический кластер на Сахалине, «Горный воздух». Люди приехали, посмотрели, покатались, но здесь же может быть и краб по нормальной цене, и креветка, и свежая рыба, и прочее. Можно организовать комплекс услуг: после отдыха на лыжной базе человек едет на зимнюю рыбалку. А ведь есть еще летний отдых: туристы могут отправиться на рыбалку в прибрежные села. Развитие любительского рыболовства гражданами в регионе ведется по нескольким направлениям – это и возможность заработать для местных жителей, и рыболовный туризм. Причем на Сахалине есть очень хорошие перспективы для морского рыболовного туризма. Для этого необходима инфраструктура, нужны люди, которые оказывают услуги в этой сфере: предоставляют плавсредства и орудия лова, нужны ресторанчики, гостиницы. Таким образом мы реализуем не только промысловый, но и туристический потенциал Сахалинской области.

Вот весь комплекс задач, которые мы решаем. У отраслевого законодательства – один взгляд на вещи, но на местах на первом плане все-таки проблемы территориального развития, нам сейчас нужно создать несырьевой сектор экономики. И в этом плане малый бизнес, малые формы хозяйствования, самозанятость граждан как раз являются ключами к решению задачи, путем к заселению прибрежных территорий регионов Дальнего Востока.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

http://fishnews.ru/interviews/547


Истинный хозяин реки, природы - не тот, кто на на ней деньгу зарабатывает, а тот, кто готов последнее выложить, чтобы побыть с ней наедине.
моб. 8 914 758 10 63


Сообщение отредактировал sbs - Вторник, 29.11.2016, 15:42
 
BusseChiefДата: Вторник, 29.11.2016, 22:12 | Сообщение # 1727
Новичок
Группа: Проверенные
Сообщений: 90
Репутация: 19
Статус: Оффлайн
а льду Малого Буссе искали рыбака
Мужчина ушел за удочкой и пропал
17 комментариев
Вчера, 28 ноября около семи часов вечера в оперативные службы Корсаковского района поступило сообщение о том, что на льду озера Малое Буссе пропал рыбак.
По словам очевидцев, два нетрезвых товарища вернулись на берег, но один из них вспомнил, что оставил на льду удочку, решил за ней вернуться и пропал.
Мужчину нашли около 10 часов вечера недалеко от берега. Рыбак поскользнулся, упал и не смог встать самостоятельно. Хотя лед на озере уже встал, но еще не окреп. Кое-где на поверхность из подломов просачивается вода. Одежда упавшего сахалинца промокла.
Как выяснилось позже, оба рыбака - жители Макаровского района.
13:20. Пресс-служба Главного управления МЧС России по Сахалинской области сообщает следующее:
Вечером 28 ноября в Корсаковскую единую дежурно-диспетчерскую службу (ЕДДС) поступило сообщение о том, что на озере Малое Буссе человек провалился под лёд и требуется помощь спасателей. На место событий выдвинулись спасатели местного аварийно-спасательного отряда (группа оснащена снегоходом) и сотрудники ГИМС МЧС России.
Во время движения к озеру старший государственный инспектор Корсаковского участка ГИМС МЧС России Роман Козиков сам позвонил пострадавшему и попытался установить обстоятельства происшествия. Со слов попавшего в беду сахалинца, они с другом (позднее он начал называть его братом) приехали из Макарова на зимнюю рыбалку. По завершению рыбной ловли они вышли на берег, но тут его друг вспомнил, что забыл удочки и пошёл за ними. После получасового безрезультатного ожидания возникло беспокойство за судьбу товарища и он отправился на его поиски. В ходе спасательной операции он сам провалился под лёд, начал кричать и его вытащили из полыньи очевидцы, с телефона которых он и позвонил спасателям.
Этим словам Роман Козиков, сотрудник МЧС России с десятилетним стажем, удивился, потому что проводимые ежедневно замеры толщины льда на Малом Буссе давали результаты, позволяющие утверждать, что лёд надёжный – 15 – 20 см, поэтому полынья в имеющихся условиях появиться просто не может. Однако, благодаря большому опыту участия в поисково-спасательных работах, Роман знал, что не всегда просьба о помощи передаётся точными, выверенными фразами.
«Примерно половина всех вызовов у нас передаётся людьми, которые либо не могут точно описать происшествие по причине стрессового состояния или алкогольного опьянения, либо не имеют в принципе такой возможности. К примеру, в августе этого года нам позвонили с пляжа на Красноармейской косе и сказали, что кажется, они видят надувной матрас, который уносит в море, но так как в их компании все на месте, то сказать точно, есть там люди, или нет, они не могут. Приехали туда, спустили лодку, вышли в море и действительно, обнаружили надувной матрас, на нём была выбившаяся из сил женщина, которую отливом унесло в море. В подобных случаях до прибытия на место нельзя делать однозначный вывод о недостоверности сообщения. Во всём нужно убедиться лично» - рассказывает Роман Козиков.
В разговоре пострадавший поделился своими наблюдениями, что на Малом Буссе везде проталины и он переживает, что друг точно так же провалился под лёд. Между разговорами спасателям позвонили с ЕДДС и сообщили, что данный сахалинец звонит им каждые 2 – 3 минуты и настойчиво просит о помощи.
После сообщения о множественных проталинах, Роман Козиков попросил передать трубку очевидцам происшествия, т.к. с пострадавшим было разговаривать всё тяжелее – речь была достаточно несвязной, несмотря на заверения последнего об отсутствии алкогольного опьянения. Взявший трубку человек подтвердил сообщение, тогда Роман попросил подогнать машину к берегу, включить на ней фары и периодически подавать звуковой сигнал, чтобы пропавший имел возможность выйти к людям. Ответ на просьбу был крайне странным – хозяин телефона сказал, что эти меры являются излишними, что и так дали пострадавшему позвонить по телефону и попросил приехать побыстрее, чтобы внимание настойчивого пострадавшего переключилось на спасателей. Тем временем, телефонная трубка вернулась к пострадавшему. В ответ на аналогичную просьбу об использовании в поисках автомобиля пострадавший это делать также отказался.
Ситуация становилась всё более удивительной даже для опытных спасателей. С одной стороны, люди с озера сообщали о провале под лёд одного человека и пропаже второго, а с другой – фантастическая история о многих проталинах на толстом льду, нежелание помочь другу, судьба которого чрезвычайно беспокоила окружающих, и намерение побыстрее отвязаться от человека, которого только что спасли.
Наконец, долгожданная развязка этой запутанной истории наступила – спасатели приехали на озеро. Практически сразу они увидели автомобиль, у которого находились двое граждан, сыгравших главные роли в вечерних событиях. Прибывшие на помощь увидели перед собой двоих взрослых мужчин с внешними признаками алкогольного опьянения и в сухой одежде. Лишь левая боковая часть бушлата одного из них была отмечена мокрым пятном, характерным для случаев падения в водоём класса «лужа», что никак не соответствовало словам звонившего о том, что он провалился полностью.
На резонный вопрос спасателей, что, собственно, здесь происходило ранее и происходит сейчас, «пострадавшие» ответили, продемонстрировав специфическое чувство юмора, что «пока вы ехали - мы высохли». Время движения, кстати, от момента поступления сигнала до прибытия на место составило 45 минут. Но вечер юмора на этом не закончился. У «пострадавших» была заготовлена ещё одна шутка. Про камни. На вопрос, какая помощь им требуется, один из «пострадавших» попросил врача. Что у него камни в почках и что на данный момент только такая помощь ему и требуется.
Вполне ожидаемо, что «пострадавшие» не смогли ни показать, ни обозначить словами место, где произошёл провал под лёд. Сотрудники ГИМС, подойдя к берегу, обнаружили там пять автомобилей – их хозяева оставались на Малом Буссе с ночёвкой. Проведённый опрос показал, что никаких призывов о помощи либо происшествий присутствующие не видели и не слышали. А стоящая прямо на берегу освещённая палатка, которую невозможно было не заметить человеку, нуждающемуся в помощи, делала ответ на вопрос о достоверности событий безальтернативным.
Представляться «пострадавшие» отказались. На словах «пострадавшего» ценителя юмора «Я признаю, что совершил ложный вызов», общение с данными гражданами прекратилось.
Все события оказались вымышленными. Однако герои дня вполне себе реальные люди. Главное управление МЧС России по Сахалинской области обращается к родным и близким запечатлённых на фотографиях мужчин с просьбой разъяснить им возможные последствия таких «шуток». На дорогу от Корсакова до Малого Буссе уходит около 40 минут. В это же самое время помощь могла потребоваться в самом Корсакове, будь то ДТП, или самопроизвольное закрытие двери в квартиру, где находится маленький ребёнок. Помощи могли ждать и рыбаки, которым разрешено осуществлять промысел в прибрежной зоне до ледостава, а большая протяжённость береговой линии Корсаковского района делает каждую минуту ожидания спасения бесценной. И во всех этих случаях помощь пришла бы на 40 минут позже. Просто потому, что на Малом Буссе взрослые люди решили «пошутить».
 
BusseChiefДата: Вторник, 29.11.2016, 22:13 | Сообщение # 1728
Новичок
Группа: Проверенные
Сообщений: 90
Репутация: 19
Статус: Оффлайн
почему бы не применять к таким несознательным гражданам меры жесткого воздействия? cry
 
sbsДата: Четверг, 01.12.2016, 08:50 | Сообщение # 1729
Ветеран
Группа: Проверенные
Сообщений: 4495
Репутация: 452
Статус: Оффлайн
В комиссиях по анадромным закрепили большинство госслужащих

Минсельхоз внес изменения в порядок деятельности комиссии по регулированию вылова анадромных видов рыб. Предусмотрено, что не меньше двух третей ее членов должны состоять на федеральной государственной службе.

10 декабря вступит в силу приказ Министерства сельского хозяйства РФ от 17 августа 2016 г. № 357 «О внесении изменений в Порядок деятельности комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб…», сообщает корреспондент Fishnews.

В нынешней редакции предусматривается, что комиссия устанавливает объемы добычи по конкретным водным объектам и их частям на основании материалов научных организаций, подведомственных Росрыболовству, и бассейновых управлений, обосновывающих прогнозируемые объемы вылова. Теперь в список необходимой информации добавляются сведения территориальных управлений федерального агентства о заявленных для предоставления объемах для традиционного рыболовства КМНС.

Согласно новому порядку, комиссия будет определять сроки представления в территориальные органы Росрыболовства юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями сведений о добыче анадромных видов рыб по каждому разрешению на вылов в течение всего периода его действия раздельно по районам и видам водных биоресурсов, в том числе при отсутствии добычи в отчетный период.

В пояснительной записке к проекту приказа отмечено, что таким образом порядок деятельности комиссии приводится в соответствие с правила рыболовства для Дальневосточного бассейна.

«При подготовке материалов для корректировки рекомендованного объема добычи (вылова) тихоокеанских лососей в сторону увеличения, для рассмотрения вопроса о выделении дополнительных объемов, а также для проведения контрольно-надзорных мероприятий подразделениями рыбоохраны в ходе лососевой путины важна оперативность подтверждения данных о процентном освоении уже выделенных объемов. Установленная ранее пятидневная периодичность предоставления пользователями сведений о добыче (вылове) лососевых видов рыб не является достаточной и оперативной для организации проведения путины», – говорится в записке.

Теперь также предусматривается, что в составе комиссии будет два заместителя председателя, а не один. Кроме того, оговорено членство представителей бассейновых управлений.

По новому порядку, число членов комиссии, замещающих должности федеральной государственной службы РФ, должно составлять не менее двух третей от общего количества. Обеспечить в комиссии квалифицированное большинство уполномоченных госслужащих необходимо для гарантии принятия решений, направленных «на соблюдения интересов государства, сохранение и рациональное использование анадромных видов рыб», говорится в пояснительной записке.

Fishnews

http://fishnews.ru/news/30078


Истинный хозяин реки, природы - не тот, кто на на ней деньгу зарабатывает, а тот, кто готов последнее выложить, чтобы побыть с ней наедине.
моб. 8 914 758 10 63


Сообщение отредактировал sbs - Четверг, 01.12.2016, 08:51
 
ZAPADLOДата: Четверг, 01.12.2016, 10:37 | Сообщение # 1730
Профи
Группа: Проверенные
Сообщений: 2448
Репутация: 349
Статус: Онлайн
Цитата sbs ()
Обеспечить в комиссии квалифицированное большинство уполномоченных госслужащих необходимо для гарантии принятия решений, направленных «на соблюдения интересов государства,

Я то и смотрю че это все бизнесмены в думу прут, оказывается для принятия решений направленных на соблюдение интересов государства.. biggrin Господин из Гидростроя себе в корсакове цех морозильный построил за бюджетные денюжки. Мне кажется комиссия должна состоять из ученых, которые за свои решения понесут уголовную ответственность при причинении вреда государству.
 
sbsДата: Четверг, 01.12.2016, 12:04 | Сообщение # 1731
Ветеран
Группа: Проверенные
Сообщений: 4495
Репутация: 452
Статус: Оффлайн
Сеть с тухлой корюшкой выловили сахалинцы на Малом Буссе

Экологи связывают активное развитие браконьерства с поправками в правилах рыболовства

Вчера, 30 ноября, очередные рыбаки-любители выловили из Малого Буссе браконьерскую сеть. Однако этот случай нельзя назвать удачей. Всю рыбу и сеть мужчины выкинули.

- Закинули удочки и подцепили какую-то сеть. Стали тянуть, а там рыбы вся протухшая. Наверное давно там находится, - рассказывает очевидец.

Сколько именно рыбы попалось в 30-метровый невод мужчины сказать затрудняются. Посчитать улов сахалинцам помешал запах тухлятины.
Руководитель РОО «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрий Лисицын отметил, что данное явление не является новым. Ежегодно в конце ноября - начале декабря, когда корюшка заходит в Буссе и Малое Буссе, деятельность браконьеров активизируется.

- Браконьерство стимулируют изменение внесенные в правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна, касающиеся лова в шестимильной зоне. Поправки облегчают рыбакам-нелегалам продажу своего улова. А также размывают грани между браконьерством и легальном ловом, - говорит Дмитрий Лисицын. - Если такой темп развития браконьерства сохранится, то в ближайшем будущем мы можем говорить об истощении запасов как корюшки-малоротки, так и других видов рыб, вылавливаемых в прибрежье. Поэтому сейчас необходимо грамотно ограничивать и контролировать как промышленный коммерческий лов, так и вводить нормы суточного вылова для рыбаков-любителей, а также жестко пресекать браконьерство.

Напомним, 29 и 30 ноября на Малом Буссе другие рыбаки также случайно выловили два браконьерских невода с отличным уловом корюшки.

Видео по ссылке: http://astv.ru/news....m-busse

PS.
Можно подумать, что раньше, до внесения этих поправок в правила рыболовства, там не было браконьеров с сетями. wink


Истинный хозяин реки, природы - не тот, кто на на ней деньгу зарабатывает, а тот, кто готов последнее выложить, чтобы побыть с ней наедине.
моб. 8 914 758 10 63


Сообщение отредактировал sbs - Четверг, 01.12.2016, 12:05
 
FisherkorsДата: Четверг, 01.12.2016, 13:30 | Сообщение # 1732
Новичок
Группа: Проверенные
Сообщений: 96
Репутация: 15
Статус: Оффлайн
https://www.sakhalin.info/news/124390/ вот откуда ноги растут, лодки отобрали а сети в воде остались cry
 
garik-dolinsk78Дата: Четверг, 01.12.2016, 19:11 | Сообщение # 1733
Завсегдатый
Группа: Проверенные
Сообщений: 237
Репутация: 134
Статус: Оффлайн
Цитата ZAPADLO ()
Мне кажется комиссия должна состоять из ученых, которые за свои решения понесут уголовную ответственность при причинении вреда государству.
Вот в том то и дело, что если и поставят туда учёных, то не тех. Раньше учёные по речкам ходили и при встрече рыбаков допрашивали , что где и как, а теперь им самолёт инфу собирает, потому, что реки пустые. ПРОГРЕСС !!!


хитрила
 
sbsДата: Пятница, 02.12.2016, 10:42 | Сообщение # 1734
Ветеран
Группа: Проверенные
Сообщений: 4495
Репутация: 452
Статус: Оффлайн
Письмо с просьбой возобновить распределение рыбопромысловых участков ушло Владимиру Путину

1 декабря, SakhalinMedia. Наложенный президентом пять лет назад мораторий на распределение рыбопромысловых участков для любительского и спортивного рыболовства снова становится предметом общественного обсуждения. Окрепшие за это время спортивные рыболовные клубы, которые из-за невозможности взять в пользование участок вынуждены тренироваться и соревноваться "где придется", выступили с инициативой отмены моратория, который в прошлом вызвал бурную реакцию в обществе. Как рассказал РИА PrimaMedia в интервью председатель федерации рыболовного спорта Приморского края Александр Ермолаев, "кто-то должен, наконец, поднять этот вопрос", сообщает ИА SakhalinMedia.

Уже почти позабытая многими обывателями история с рыбопромысловыми участками для отдыха и спорта началась в начале 2010-х годов. Напомним, в результате некоторых изменений в законодательстве, популярные и посещаемые места для стихийной рыбалки были поделены на рыбопромысловые участки (РПУ). Они начали распределяться между всеми желающими.

Однако в процессе распределения оказалось, что новые владельцы восприняли их как возможность обложить данью обычных рыбаков любителей, продавая путевки на рыбалку и совершенно не заботясь о развитии инфраструктуры, спорта или предоставлении посетителям цивилизованных услуг. Естественно, это вызвало бурю негодования среди рыбаков во всех регионах России. Ведь кое-где, раздать успели до 100% участков, и для любителей места не осталось совсем.

Президент Владимир Путин срочно ввел мораторий на раздачу этих участков, с условием что отменит его, только с принятием нового закона о любительском и спортивном рыболовстве. Однако закон разрабатывается до сих пор, и в обозримом будущем никто не рассчитывает на его скорое принятие.

Но если пять лет назад рыболовный спорт в России только появлялся, то сегодня российская команда побеждает на чемпионатах мира, а в регионах появилось множество федераций и спортивных клубов, которые заявляют о желании развивать спортивную рыбалку на этих участках.

О том, почему мораторий нужно отменять РИА PrimaMedia рассказал в интервью председатель федерации рыболовного спорта Приморского края Александр Ермолаев.

http://sakhalinmedia.ru/news/553155/

Видеозапись интервью: https://www.youtube.com/watch?v=vKaOMETBYBk

PS.
Просто какое-то маниакальное желание - встать в стойло.
Почему никто не просит права ловить везде, а просит именно РПУ?
Как он говорит, нельзя получить ресурс не имея РПУ, а РПУ нельзя получить потому, что мораторий на их создание.
Поэтому просят Президента отменить мораторий, но почему они не просят изменить закон, чтобы получение ресурса не было завязано на наличие РПУ?
Ответ вижу только один - потому, что хотят получить право распоряжаться ресурсом. Весь вопрос именно во владении и распределении ресурса - вВсе остальное демагогия. wink


Истинный хозяин реки, природы - не тот, кто на на ней деньгу зарабатывает, а тот, кто готов последнее выложить, чтобы побыть с ней наедине.
моб. 8 914 758 10 63


Сообщение отредактировал sbs - Пятница, 02.12.2016, 10:44
 
sbsДата: Вторник, 06.12.2016, 08:04 | Сообщение # 1735
Ветеран
Группа: Проверенные
Сообщений: 4495
Репутация: 452
Статус: Оффлайн
На Сахалине готовят инфраструктуру для рыболовного туризма

Сезон зимней рыбалки в Сахалинской области стартовал с конца ноября. В этом году для гостей островного региона будут организованы рыболовные туры и обеспечена инфраструктура в популярных местах подледного лова.

Создание условий для организованного зимнего отдыха на льду для сахалинцев и гостей Сахалинской области обсудили на совещании, которое провел губернатор Олег Кожемяко.

Как сообщили Fishnews в пресс-службе правительства региона, в этом сезоне для знакомства с зимней рыбалкой на юге Сахалина туристам предложат три варианта однодневных рыболовных туров: в заливе Мордвинова, на озерах Тунайча и Изменчивое.

«Мы выступаем в качестве организаторов этого процесса, сейчас проходим стадию заключения договоров с нашими партнерами», – сообщил руководитель туристического информационного центра области Евгений Резницкий. К концу месяца для туристов будут подготовлены соответствующие предложения, информация появится и на сайте агентства по туризму, добавил он.

Каждый рыболовный тур будет начинаться от гостиниц, к местам рыбалки для групп туристов будет организована доставка на специальном транспорте. Перед выходом на лед гостям области предложат переодеться в теплую одежду, выдадут рыболовное снаряжение и при необходимости палатку, кухонную утварь.

Fishnews


Истинный хозяин реки, природы - не тот, кто на на ней деньгу зарабатывает, а тот, кто готов последнее выложить, чтобы побыть с ней наедине.
моб. 8 914 758 10 63
 
sbsДата: Вторник, 06.12.2016, 08:17 | Сообщение # 1736
Ветеран
Группа: Проверенные
Сообщений: 4495
Репутация: 452
Статус: Оффлайн
В США коренные жители защитили свои земли от нефтепровода

Власти США отозвали разрешение на прокладку нефтепровода Dakota Access Pipeline под водохранилищем Оахе. Инженерные войска США проведут всестороннюю оценку проекта на окружающую среду, чтобы найти альтернативный маршрут.

Согласно изначальному проекту, участок нефтепровода должен был пролегать по землям племени сиу в резервации Стэндинг-Рок. Коренные жители посчитали, что проект угрожает их священным местам и чистоте питьевой воды.

Чтобы остановить строительство, они разбили лагерь и на протяжении нескольких месяцев преграждали путь технике. Полиция жестоко подавляла выступления протестующих, используя водомёты, слезоточивый газ и резиновые пули. В результате пострадали сотни людей. Солидарность с коренными жителями выразили тысячи активистов по всему миру, в том числе и в России.

«Это колоссальная победа в борьбе за права коренных жителей и их суверенитет. Оно показывает, что когда люди объединяются за правое дело, они могут поменять ход истории. Власти США нашли в себе смелость, чтобы признать, что разрешение на прокладку нефтепровода было ошибкой. Это достойно уважения», — комментирует ситуацию представитель Гринпис Лилиан Молина.

http://www.greenpeace.org/russia/ru/news/2016/dakota-05-12-2016/


Истинный хозяин реки, природы - не тот, кто на на ней деньгу зарабатывает, а тот, кто готов последнее выложить, чтобы побыть с ней наедине.
моб. 8 914 758 10 63
 
sbsДата: Четверг, 08.12.2016, 11:07 | Сообщение # 1737
Ветеран
Группа: Проверенные
Сообщений: 4495
Репутация: 452
Статус: Оффлайн
Зампред правительства Игорь Быстров: "Мы придавлены мечтами о лососе, но надо из-под них выбираться"

На Сахалине официально завершен самый "горячий" промысловый сезон — еще 15 ноября была прекращена навигация маломерных судов, а 30 ноября прекратился лов главного для островного региона вида водно-биологических ресурсов — лосося. Итоги уходящего, успешного и непростого одновременно, рыбного года корреспондент ИА Sakh.com подвел вместе с куратором рыбохозяйственного блока, заместителем председателя правительства области Игорем Быстровым.


— Игорь Михайлович, традиционно успешность или неуспешность того или иного года у сахалинских рыбаков измеряется единственным показателем — сколько поймали лосося. Как в 2016 году с этим дела обстояли?

— В самом деле — беда последних двух десятилетий в том, что мы перестали мерить другими объектами. И сегодня пришел лосось или не пришел с определенной периодичностью является показателем благополучия отрасли да и большого количества жителей региона вообще. Я просто две цифры приведу, которые дают понять, что мы куда-то не туда ушли, в моновидовой промысел.

Вот смотрите, раньше, несколько десятилетий назад, Сахалинская область ловила от 800 тысяч до миллиона тонн каждый год. И лососевые составляли порядка 5-10% всего. Сегодня в общем объеме вылова эта доля увеличилась до 15%, а по иным годам вроде 2008, 2009 — до 25-30%.

Раньше мы привозили на переработку на берег порядка 120 тысяч тонн рыбы и морепродуктов без учета лосося. Сейчас на берегу самого крупного острова Сахалина мы перерабатываем порядка 10 тысяч тонн — это промышленные камбала, навага, минтай, а также всякая мелочь вроде корюшки, краба колючего, которые непонятно в каком лове — то ли в любительском, то ли в браконьерском.

Так что проблема здесь не в том, больше или меньше мы лосося берем. Беда в том, что мы стали ловить меньше других объектов. А лосось — это сезон. Соответственно весь наш промысел переходит на сезонные рельсы: подходит лосось и все, жизнь забурлила. Закончилась путина — свернулась и наша рыбохозяйственная деятельность. Поэтому такое волнение ежегодно — подошел — не подошел, куда подошел.

Есть еще один момент очень значимый для понимания наших проблем. Всю эту систему нашего лососевого промысла мы создавали в период сумасшедших подходов: 300 тысяч тонн в 09, 10, 11 годах. Соответственно, пиковые подходы, неважно, чем они были вызваны, требовали увеличения количества неводов, РУЗов на реках, вот этого частокола сетей.

И мы тут насоздавали, даже любительское рыболовство вытеснили с территории островов.

Сегодня это меняется... Мы перешли к нормальным годам, количество лосося сокращается. А лосось, напомню, сегодня остается единственной надеждой для наших рыбопромышленников. И рыбы в таких условиях им не хватает категорически: число предприятий запредельное, неводов больше, чем может экосистема позволить, чем требует рациональное пользование ресурсами. Это сумасшедшая нагрузка на природу.

В последнее время все эти перекосы стали выползать, и все начинают искать виноватых: наука, РУЗы, промышленники, мы, природа или еще что-то. Но по факту все просто: создана система, которая не соответствует ни подходам рыбы, ни состоянию биоресурсов, ни сохранению, ни экономике.

— Так сколько в итоге поймали?

— Вообще у нас по лососю рост практически на 41 тысячу тонн к прошлому году, суммарный вылов составил порядка 104 (в 2014 — 114) тысяч тонн. Вот у меня есть замечательные цифры, где нам повезло, где не повезло. Вот прогноз, вот сколько мы поймали. Смотрите, Анивский район — 263 тонны, один полный невод. Южно-Курильск — 39 тонн, западное побережье Смирныховского района — 49 тонн, Александровск-Сахалинский — 218 тонн, Холмск — 517. То есть за планов громадьем мы оказались практически не у дел. А вот Томаринский район взял хорошо, практически половину всего улова западного Сахалина, — 1093 тонны. А вот на востоке совершенно другая картина: Поронайский район выловил 17 тысяч, Ногликский — 6,3 тыс., Смирных — 7 тысяч тонн. Расхождение по районам какое, да? Кстати, практически вся кета (свыше 26 тысяч тонн — ИА Sakh.com) у нас рыбоводная, и мы этим гордимся. А вот в северо-западном промысловом районе — это дикая популяция, амурская. И там тоже все хорошо — 101 процент даже.

Кстати, вот Северо-Курильский район у нас сегодня один из лидеров береговой переработки. Думаю, мы там 40 тысяч тонн получим по итогам года. Там сейчас, как раньше на Сахалине было, — у нас в Невельск, где я работал в порту грузчиком в свое время, приходили суда, выливали эту рыбу, она потом шла на пищевую промышленность, зверопром. То же самое в Холмске, Правде, Чехове, по всему западному Сахалину, в Стародубске, Корсакове, Поронайске. Рыба всегда была, шла потоком.

А сегодня мы 10 тысяч тонн на самый большой остров привозим.

Почему так с лососем дела обстоят? Тут много интерпретаций. У меня своя, у вас, может быть, своя. На сегодня у нас нет обоснований научных всех явлений в полном объеме — надо или не надо ставить РУЗ, надо невода удлинять или нет. У науки просто нет объективных данных. И особенно это последние года доказывают: мы по горбуше и кете очень мало знаем. А над экономикой сложно смеяться, но это наука — деньги либо есть, либо нет, у предприятий либо прибыль, либо убытки.

— И, все-таки, есть или нет?

— Еще раз повторю — все у нас на берегу заточено на лосось, других видов — всего 10 тысяч тонн. Это просто слезы для Сахалина. Отсюда итоги, которые, признаюсь, достаточно печальны. У нас на сегодня практически все рыбаки живут на юге, а рыба (лосось) с каждым годом находится все севернее и севернее. В период высокой численности это было несущественно — всем хватало. Но в такие вот периоды снижения это серьезно сказывается. Анивский район, западное побережье Сахалина уже несколько лет без рыбы. И те меры, которые наша наука предлагает: невода покороче поставить от Свободного до Анивы и другие новации, не работают. Рыбы как не было, так она там и не появилась.

Что здесь происходит — на самом деле вопрос принципиальный. Временные ли это флуктуации или постоянный тренд на снижение. Это надо знать точно, поэтому мы работаем с Росрыболоством, с рыбохозяйственной наукой, чтобы они дали нам какие-то прогнозы на ближайшую перспективу, более-менее достоверные.

Сейчас как происходит: мы под громкие аплодисменты начинаем путину, обещаем много-много-много. Поставили невода, привезли людей, взяли кредиты под будущие уловы, а рыба не пришла. Деньги надо возвращать же... И такая организация промысла провоцирует совершенно негативные процессы — вместо увеличения показателей, прибыли для бизнеса мы плодим нищету, проблемы. Они и в этом, и в том году возникали: невыплата зарплаты, которая в 2015 году была громкой, никуда не делась, просто она протекает в основном в плановом режиме. В связи с проблемами на "Островном" мы этот вопрос взяли на особый контроль. Что-то из негатива удавалось компенсировать в моменты возникновения, что-то нет. Да, громких банкротств сегодня нет, но все берут кредиты под залог основного имущества. И по многим предприятиям закредитованность очень высока — больше, чем они реально могут отработать имуществом или уловом.

Хотя в целом по Сахалину, надо признать, этот год был достаточно удачным — как, знаете, температура по больнице 36,6. На севере рыбы было много, на юге было меньше. Соответственно перетоки были и, в целом, экономика отрасли была позитивная. Завезли намного меньше временной рабочей силы, состорожничали. Зато рост НДФЛ, а это один из основных показателей, составил практически 34%. И основной прирост здесь дали как раз перерабатывающие предприятия — то, что мы лосось на берег правдами или неправдами затаскиваем. Смотрите, да? Лосося больше было в этом году на 40 тысяч, и сразу на треть у нас выросли доходы. Такое вот его значение для нашей деревни.

Но в отрасли сегодня некий пессимизм царит: все неликвидные участки на продаже, но они не нужны. Рыба год не пришла, два не пришла, три — так что рисковать никто не хочет, покупателей сегодня нет.

— Скажите, а такая зацикленность на лососе вообще типична для Дальнего Востока?

— В том то и дело, что это уникальный для Сахалина случай. Почему возник вообще вариант с доступной рыбой, с шестимильной зоной? Это следствие того, что все у нас лососем начинается и им же заканчивается. Плач народный — "у рыбы живем, а рыбы нет" — он же вполне объективен. Мы же не ловим рыбу для себя, откуда же ей взяться на берегу? "Спасибо" браконьерам и населению, которые эту рыбу худо-бедно на рынок доносят. Минтай, терпуг, треска — это да, это у нас промышленным способом ловится, замороженным возится, проблем нет. Но корюшка, навага, другие виды... Мы последнее время пытаемся как-то это навалом решить, что-то получается. Это для рынка не очень хорошо, конечно.

Еще следствие вот этой лососевой сезонности в том, что население не может найти работу или подработку. Лососевый промысел он достаточно специфичный — туда много людей не возьмешь, места заняты в основном сезонными работниками. То есть даже если рыба есть, на ней зарабатывают не сахалинцы.

— С лососем более-менее ясно: от него зависим, его перерабатываем. А с остальными дарами моря?

— Совокупный вылов у нас сегодня составляет порядка 800 тысяч тонн. Эта цифра складывается из восьми основных объектов: минтай, треска, сельдь, кальмары, лососевые, терпуг, камбала, сайра. Ну а практически все гольцы, красноперки, корюшка, навага, пеленгасы на рынках — все это вылавливается населением. Краб колючий, креветка прибрежная — туда же.

И здесь у нас есть целый ряд проблем, до сих пор нерешенных. У нас зачастую в России и на Сахалине тоже, естественно, просто нет флота и технологий для добычи той или иной рыбы. Вот, например, сайра. Печально известный комбинат "Островной" оказался заложником перемены в поведении рыбы. Сайру ловили под берегом, можно было ее туда-сюда возить небольшими судами, а потом рыба вдруг ушла от берега и проще ее там ловить и сразу перерабатывать в море. Транспортировка свежей сайры сразу потеряла смысл, предприятие вынуждено было ее закупать, а это совершенно другие деньги.

И вот эта наша беда: мы ударились в моновидовой промысел, по минтаю у нас рекорды, по лососю у нас рекорды. А сайра как только от берега откочевала — и все, нам просто нечем ее ловить, нет флота, приспособленного для этого. Выяснилось, что необходимо изменение системы управления рыболовством, надо стимулировать промышленников строить новые корабли, каким-то образом менять существующие механизмы, состав флота.

На Сахалине у нас лосось, лосось, лосось. Уже слово такое неприятное. А чем ловить его? МРС (малый рыболовный сейнер)? Ну МРС — это прошлый век. В северных морях работают огромные живорыбные суда — уходит на неделю или десять дней в море и привозит тысячу тонн живой рыбы. А у нас МРСка уходит и на следующий день возвращается. Сколько она везет улова? 5-6 тонн? Чтобы развивать промысел, нужен флот. А его у нас, еще раз говорю, нет.

— И тут у нас появляются "инвестиционные квоты" — строишь суда, получаешь объемы, ловишь?

— Тут все очень сложно на самом деле. Да, есть такие идеи, но по разным ресурсам совершенно разная ситуация, полярные мнения. Вот, например, минтай — достаточно рентабельный вид. Поэтому никто там эти инициативы однозначно положительно не встречает: там и так флот есть, есть прибыль, зачем нужны конкуренты?

Но на его основе можно развивать другие ресурсы, не такие рентабельные. Что мы сегодня имеем — не хватает флота однозначно. И без механизмов стимулирования мы его создать не сможем. Те суда, которые мы строили в 60-е, 70-е, 80-е годы, свой ресурс сегодня вырабатывают. Задача на сегодняшний день — обновить флот, который следующие 10-20-30 лет сможет работать.

Другое дело, что нет единого рецепта — все ВБР разнообразны, и те схемы привлечения инвестиций, которые пригодны для минтая или трески, не будут работать на иваси. Там сейчас нет ни судов, ни технологий, ни рынка сбыта. Он пропал просто — долго иваси не было, и потребителей не стало. Кто даст кредит под него? Поэтому изменения в законодательстве направлены на создание условий для обновления основных средств.

В каком формате все это будет принято, сейчас обсуждается, и это обсуждение достаточно тяжелое. Есть два основных момента, о которых и рыбаки говорят, и законодатели. Во-первых, чтобы все это превратилось в суда, а не осталось словами, нужен механизм контроля, который сможет на самом деле обеспечить обновление флота. Это, в свою очередь, позволит создать те ресурсы, которые необходимы для развития отрасли.

Второй момент в том, что мы живем в прибрежном регионе и нам интересно как можно больше затянуть рыбы на наш берег. Это наши рабочие места. Эти показатели напрямую связаны — чем больше рыбы будет на берегу переработано, тем больше эффект для островов. Как только на берег чего-то положили, у нас показатели сразу подскочили. А в море... Сегодня весь мир живет по принципу — жить где комфортнее, работать — где больше платят. То есть человек живет в Крыму или Краснодаре, а работает на пароходе. А береговые предприятия — это совсем другое.

— А сколько у нас всего предприятий перерабатывающих?

— У нас сегодня порядка 300 перерабатывающих предприятий, которые совокупно могут обработать порядка 3 миллионов тонн. Это практически весь российский улов за год. Огромная цифра. Но они работают только на лососе и после завершения пиковых подходов закрываются на лопату. Все вымирает в "не сезон".

— Кстати, о заработках. Какое место сегодня у нас в экономике занимает рыбохозяйственный сектор?

— Мы занимаем сегодня первые проценты в экономики области. Не нефть, конечно, но где-то чуть меньше угля, может быть. У нас всегда предметом гордости была занятость, но в последние несколько лет мы очень серьезно просели по этому показателю в силу сезонности и работы в океане. Сегодня всего 10 тысяч человек официально работают. А потенциал буквально в последние годы был 17 и даже 20 тысяч в сезон. Согласитесь, это достаточно скромные показатели.

Важно еще, что чисто психологически роль рыбохозяйственного комплекса выше, чем того же сельского хозяйства — не уродилась картошка, "значит климат такой", а если рыбы нет — "не туда продали".

— А куда это, "не туда"?

— То, что выловлено здесь, идет туда, где покупают. Чтобы не было недоразумений, надо сразу понимать — мы под 800 тысяч тонн вылавливаем, но съедаем всего 18 тысяч примерно. Точной оценки здесь, правда, быть не может, официальной статистики здесь нет, но есть различные исследования, которые позволяют об этом говорить. Поставляем мы на Сахалин сюда всего 30 тысяч тонн, помимо переработки, из них 18 съедается непосредственно, остальное расходится по малым предприятиям и уходит из области силами населения — подарки, гостинцы. Это звучит смешно, но это на самом деле серьезный поток.

12 тысяч тонн из этих 18 — это промышленные виды — тут основную часть составляет лосось, еще есть белая рыба, минтай тот же самый. Корюшка, навага, краб-волосатик — это продукция любительского рыболовства. То есть даже не так — это то, что население вылавливает. Ведь они либо удовольствие получают — тогда любители, либо деньги зарабатывают — тогда нет. А то, что мы не можем под них подвести определения, это не проблема населения и рыбы, это проблема управления.

В основном у нас сегодня мороженая продукция, хотя это не характерно для прибрежных регионов. Она удобна для торговли, транспортировки, может долго храниться.

Сегодня к тому же у нас практически нет сезонной рыбы, а это оптимальный вариант.

Из оставшихся объемов порядка 448 тысяч реализуется на территории РФ, еще 278 двадцать уходят за рубеж. Много это или мало? Тут надо понимать, что львиную долю промысла составляет минтай. И сколько его можно доставлять по России? Уже не то что люди — кошки наелись. На Сахалине, например, потребление его падает, хотя мы периодически интервенции на рынок устраиваем, безголовки, хорошего качества довольно, 60-70 рублей. Но сегодня люди переходят на другие виды рыбы — терпуг, треску, палтус. Народ потихоньку начинает эти вещи у себя раскручивать, принимает решение более дорогие сорта рыбы ставить на стол.

— И такая картина всех устраивает? Нет каких-то направлений модернизации?

— У каждого ведомства сегодня своя задача: у отраслевого управления — это выловы, налоговые показатели. А для субъекта федерации более важно обеспечение населения рыбой доступной, разнообразной в ассортименте, свежей, а также поддержание уровня занятости местных жителей.

По первому пункту нам необходимо, чтобы свежая рыба была на прилавках. А значит ловить ее должны не БМРТ (большие морозильные рыболовные траулеры, которые обрабатывают рыбу прямо в море), а небольшие суда. Надо стимулировать их работу, увеличение флота. Кроме того, ВБР прибрежные очень разнообразны — на юге, на севере, на востоке, на западе. То есть мощности добывающие и перерабатывающие должны быть распределены дискретно, равномерно. По всей протяженности берега, так сказать.

Второй момент не менее важен. Мы не говорим, что тот же Чехов можно поднять, если два рыбака будут выходить в море на кунгасах и ловить рыбу. Но несколько человек при этом смогут жить достойно, работать, получать доход. А там еще сельское хозяйство, лес... Вот для этого мы можем и должны создать условия.

То есть необходимо, чтобы прибрежная часть работала, чтобы там была жизнь. Для этого надо сформировать нормативную базу, которой сегодня нет. Не должно быть нормой, что рыбак-любитель пошел, поймал краба и продал его, не неся ответственности за качество того, что он реализовал. Да, по факту зачастую так оно и есть, но это неправильно.

Мы должны, в том числе в рамках проекта по шестимильной зоне, создавать здесь несколько категорий. Первая — это владельцы рыбопромысловых участков для любительско-спортивного рыболовства: закон об аквакультуре есть и если я сам развожу какой-то ресурс, тех же лососевых, я даю вам право здесь половить. Не как сегодня, когда РПУ просто перепродают государственный федеральный ресурс: за 60 рублей я тебе разрешу тут половить. Это неправильно, но выхода пока нет, и мы вынуждены идти на это. Если кому-то и должны заплатить за лосося люди, то это государству за лицензию. То есть должны появиться зоны, где занимаются воспроизводством и разрешают населению ловить. Наши озерца, прудики, у нас здесь потенциал хороший и для рыбалки, и для отдыха. Надо все это восстанавливать.

Следующее — любители, которые должны получать так называемые фиш-карты, на ценные рыбы в том числе. Зачем? Чтобы человек мог приехать, половить для своего удовольствия, отдохнуть. Третьи — это местные жители, которые просто отдыхают, ловят для удовольствия незапрещенные виды — они пускай и дальше ловят.

А те, кто занимаются рыбной ловлей для заработка денег, — это отдельная должна быть категория. Нужно объединять рыбаков в артельки, помогать им оформлять индивидуальные предприятия. А еще мы должны убрать из любительского сегмента мелкое товарное производство.

И тут мы упираемся в главную проблему — действующую и узаконенную сегодня систему распределения ресурсов. Они просто проходят мимо этих направлений: на аукционах может выиграть только тот, кто имеет деньги. Приходит на ту же селедку промышленник из Приморья, списывает весь улов и все, наши рыбаки сидят на берегу курят бамбук. То есть система заточена на крупную промышленность, а необходимо, чтобы ресурсы были закреплены за территорией прибрежных населенных пунктов, где есть эти артельки. Пусть ловят в счет общего вылова, но надо ресурсы эти гвоздями приколотить буквально к Чехову и Мгачи.

Ну а в промышленном рыболовстве у нас задача уйти от нашей беды — выбраться из-под лосося. Нас мечтами о том, что его будет много, просто задавило, выползти необходимо. Лососевый промысел надо оптимизировать, чтобы находилось место и для рыбаков-любителей, чтобы промысловая нагрузка распределялась равномерно. Далее нужно создать условия чтобы промышленники возили улов на берег — это и увеличение норм прилова, и разрешение заполнять промысловый журнал на месте. Ведь основные показатели и отдача все-таки от промышленности идут. Ну и создание условий, чтобы на берег могли рыбу возить не только МРСки, но и современные суда, способные несколько дней идти к месту промысла и сохранять сырец свежим, пригодным для переработки на берегу.

Еще один важный сегмент — аквакультура и объекты шельфа. Например, значительная часть волосатого краба, колючего краба, практически весь морской еж и гребешки сахалинские находятся в прибрежной зоне. Необходимо запускать их на берег, образовывать добавочную стоимость, создавать рабочие места. Не только за счет переработки, но и за счет продажи с нашей территории, развивать биржевую торговлю, аукционы. Все к этому механизму должно прийти со временем. Да есть вопрос сохранения естественных популяций, но не менее важный вопрос — искусственное воспроизводство. И перспективы здесь достаточно хорошие.

— Про аквакультуру и марифермы у нас, наверное, уже усиленно года три говорят. Но как-то незаметно каких-то особых проектов. Когда нам первые гребешковые фермы ждать?

— Что у нас есть на самом деле... Есть некий скепсис. Если по лососю он заключается только в том, что у нас разные формы собственности — государственные, арендованные, частные. И мы с разными мерками подходим к этому и отсюда возникают конфликты. Но что касается искусственного воспроизведения лосевых — это перспективное направление, отлаженные технологии промысла и разведения. Особенно это актуально для западного Сахалина — там для дальнейшего движения это необходимо. Только, естественно, сохраняя генофонды той популяции, которая сегодня существует, чтобы "дикие" лососи не исчезали.

По трепангу, гребешку все сложнее — надо иметь рыбопромысловые участки, а мы на пике все попилили. С обеих сторон Сахалина все ровным слоем — РПУ. Промысел, промысел, промысел, порт, где ничего быть не может -это закрытая техногенная зона, и снова промысел, промысел, промысел. Даже для любителей места нет. Пока мы не оптимизируем промысел и саму ситуацию с участками, можно говорить "халва", но слаще не станет. Говорить о том, что на всех участках дадим возможность заниматься аквакультурой — так уже было у нас, мы в 2008 году вместе со всеми субъектами переписали действующую схему РПУ. Только они прикрепили к каждому участку перерабатывающие мощности. А мы только переписали. Был эффект? Думаю, и сегодня очередное переписывание ни к чему не приведет.

Кроме того, аквакультура — это достаточно затратное мероприятие, нужны инвестиции. К тому же она далеко не всегда совместима с промыслом — это два разных процесса чисто технологически. Так что придется признать, пока у нас особых условий, чтобы трепанга выращивать, нет.

— И в ближайшей перспективе ждать этого, видимо, тоже не стоит? Есть и более приоритетные задачи?

— Сегмент, который мы сегодня раскручиваем, — это живорыбная торговля. Первая задача, которую мы решаем это — поставка свежей и охлажденной рыбы в дополнение к тому, что уже сегодня реализуется, дополнительно к тем объемам, которые мы уже имеем у себя на прилавках. Для этого организовали ярмарки и места реализации в муниципальных образованиях. И уже по итогам нескольких месяцев 460 тонн имеем. Это и камбалы, и окуни, и крабы, и устрицы, реализованные в свежем и охлажденном виде.

Пока это все сдерживается инфраструктурой. Мороженую рыбу можно таскать туда-сюда — завернул в газету и таскай, она целый год замороженная. А свежая и охлажденная через полчаса на солнышке уже далеко не свежая и охлажденная, и есть ее уже нельзя. Это отдельные технологии, которые мы создаем. Уходит в море — лед, возвращается — лед. И в таком виде на прилавок попадает. Сейчас оборудуем специализированные места, вроде тех, что на площади Победы. Пока себя они противоречиво зарекомендовали, перебои со светом, но льдом перебивались.

Второй вопрос, с которым мы столкнулись, это культура потребления. Мы, как ни странно, ориентированы на замороженную рыбу. Да, рыбаки-любители едят свежую рыбу, но они не ходят на рынок. Они поймали, сварили и съели. Для основной массы потребителей этот сегмент достаточно непривычен — и устрицы, и некоторые виды крабов, и сама рыба вне "привычных видов". Первые продажи тут единицами измерялись, это потом люди распробовали, и продажи пошли на сотни штук, на сотни килограммов. Этот процесс немгновенный. На сегодня мы говорим только о пелагических видах, о ярусном и сетном лове — у нас идет лососевая путина, и провоцировать население ловить там же, где у нас уже лосось добывают? Поэтому мы сетной лов открыли только тогда, когда путина кончилась, чтобы в искушение не вводить.

Поэтому говорить, что что-то закончено, пока преждевременно. Но уже есть несколько тенденций: что свежую и охлажденную рыбу можно ловить, доставлять, люди ее берут. И уже даже спрашивают — "почему свежей у вас нет, а замороженная стоит?". Мы увеличили количество прилова (рыбы, которая попадает в сети "дополнительно" к основному объему промысла — ИА Sakh.com) с 2 до 10%. То есть выкидывать стали в пять раз меньше — вот эти излишки как раз должны к нам на стол попадать. На первом этапе рыбаки были достаточно осторожными, но сейчас, в межсезонье, многие уже склоняются к промыслу в шестимильной зоне.

— То есть система будет развиваться и дальше?

— Есть комплекс — берег, где живут люди и выходят в море. И это совершенно разные люди — есть промышленники, у которых квоты, рыбаки-любители, которые никогда не будут продавать, КМНС, местные рыбаки, которые будут этой рыбой торговать и жить этим. Это целая система, где все эти люди существуют и работают борт о борт. И обеспечить им нормальное сосуществование — наша задача сегодня. Сделать так, чтобы там, где МРСка со своими снастями ту же треску не возьмет, ее мог на удочку взять рыбак. И никаких проблем из-за этого у них не было.

Прибрежная зона в большинстве стран мира — это место, где не столько отраслевое, сколько территориально-отраслевое управление — то есть есть территория, есть некое местное сообщество, население и власти, есть приуроченные к этому ресурсы и механизмы управления ими. И сегодня надо убрать эту избыточную конфликтность, нужно несколько решений принять и расписать все подробно. Краба можно ловить или нет? Допустим, можно. А можно продавать? И начинается лукавство — нет, продавать нельзя, только съесть. Со шкуркой? Или можно мясо почистить? Все это должно быть закреплено. Если поднимите правила рыболовства по Хабаровскому или Приморскому краю, увидите, что там целые страницы — тут можно ловить, там нельзя, то можно, то нельзя, так можно, а так нет. А у нас одна строчка — лосось нельзя, краба нельзя, то нельзя. Даже гребешка из штормовых выбросов — и того нельзя собирать. Везде подход такой дискретный, а у нас конкретный.

От того, что человек поймал краба и съел его, ничего в нашей экономике не произойдет — если он его поймал руками или на поддев. Ничего. Если ловушкой или сетью — это другой вопрос. Сетью это браконьерство, а ловушкой — это промысловик, он должен платить налоги и иметь какое-то преимущество как малый бизнес, который поддерживается. Необходимо закрепить за теми же Чеховым, Мгачи ресурсы, определить правила промысла, орудия лова. Все это может комиссия по типу анадромной регулировать — регламенты, начало промысла, пропускные дни, когда ловим и когда не ловим.

Что касается промышленного рыболовства — здесь у нас общий тезис. Это снятие административных барьеров. Чтобы рыбаку было удобно доставлять и продавать, чтобы он не проблемы получал и скандалы, а комфортно работал. В том месте, где можно, взвешивает, сортирует на берегу. Это лукавство, что мы на острове не можем сосчитать, сколько и куда уходит. Сегодня мы эту систему тестируем — добровольно население берет путевки и отсчитывается. Права просить отчета у нас пока нет. Мы запросили у Росрыболовства объемы краба, трубача, других видов. Чтобы можно было эту категорию "промышленников-любителей" выделить — чтобы была путевка, которая разрешает. Сегодня она просто позволяет нам как-то за этим процессом наблюдать.

— А будут наши знаменитые три хвоста продолжаться?

— В прошлом году три хвоста и доступная рыба были такие пробные проекты. Сегодня мы продолжать это планируем, конечно, но в другом виде. По этому году, кстати, сильно меньше желающих: в том году были путевки десятками тысяч, был такой ажиотаж. Теперь мы его сбили. Я думаю, 3-3,5 тысячи путевок за сезон — этот тот показатель, который оптимален.

— А есть какое-то понимание, куда все-таки нашему рыбному комплексу дальше двигаться?

— Самый главный момент сегодня, чтобы мы все вместе, и это не фигура речи, поняли, что необходимо жителям каждой конкретной деревни, каждому жителю Сахалина и Курил. Люди должны вступать в диалог, вырабатывать общие решения. Задача на год — выстроить эту систему взаимодействия. Она у нас уже есть с клубом рыбаков-любителей, с промышленниками. Необходимо и дальше расширять. Надо сделать так, чтобы можно было за один стол посадить рыбаков-любителей, население, промышленность. В каком формате это будет? Думаю, приближено к муниципалитетам — надо создавать советы на местах. Чтобы люди понимали, куда рыба идет, почему ее нет или она есть. Нужна инициатива снизу — чтобы нам правильно поставили ряд вопросов, на которые можно будет дать правильные ответы. Такой спокойный формат общения и работы — не бесконфликтный, без конфликтов здесь быть не может, но такой конструктивный и позитивный. Вот над этим и будем работать.

https://www.sakhalin.info/weekly/125166


Истинный хозяин реки, природы - не тот, кто на на ней деньгу зарабатывает, а тот, кто готов последнее выложить, чтобы побыть с ней наедине.
моб. 8 914 758 10 63
 
serggg_sakhДата: Четверг, 08.12.2016, 13:37 | Сообщение # 1738
Знаток
Группа: Проверенные
Сообщений: 1447
Репутация: 207
Статус: Оффлайн
Доступно только для пользователей

Бережно относитесь к природе и её богатствам! Убирайте за собой мусор!
 
serggg_sakhДата: Четверг, 08.12.2016, 13:54 | Сообщение # 1739
Знаток
Группа: Проверенные
Сообщений: 1447
Репутация: 207
Статус: Оффлайн
Доступно только для пользователей

Бережно относитесь к природе и её богатствам! Убирайте за собой мусор!

Сообщение отредактировал serggg_sakh - Четверг, 08.12.2016, 13:54
 
nordДата: Четверг, 08.12.2016, 18:23 | Сообщение # 1740
Ветеран
Группа: Модераторы
Сообщений: 3448
Репутация: 555
Статус: Оффлайн
Цитатаserggg_sakh ()
Ну а в итоге - давайте объединимся, сплотимся, договоримся и будем бороться в едином порыве за всё хорошее против всего плохого
- сразу из памяти в сообщение рванулось следующее:

Цитата
В ответ на................

мы, геркулесовцы, как один человек, ответим:

а) повышением качества служебной переписки,
б) увеличением производительности труда,
в) усилением борьбы с бюрократизмом, волокитой, кумовством и подхалимством,
г) уничтожением прогулов и именин,
д) уменьшением накладных расходов на календари и портреты,
е) общим ростом профсоюзной активности,
ж) отказом от празднования рождества, пасхи, троицы, благовещения, крещения, курбан-байрама, йом-кипура, рамазана, пурима и других религиозных праздников,
з) беспощадной борьбой с головотяпством, хулиганством, пьянством, обезличкой, бесхребетностью и переверзевщиной,
и) поголовным вступлением в ряды общества "Долой рутину с оперных подмостков",
к) поголовным переходом на сою,
л) поголовным переводом делопроизводства на латинский алфавит, а также всем, что понадобится впредь.

Пунктирный промежуток Полыхаев заполнял лично, по мере надобности, сообразуясь с требованиями текущего момента.

biggrin


Как много нам известно о всякой чепухе ... и ничего - о клёве рыбы.
Сократ.
 
Форум » Общение на разные темы » Прочее » Новости из СМИ (Интересные статьи, обзоры, комментарии, события и т.п.)
Страница 116 из 132«12114115116117118131132»
Поиск: